Болезнь сына

0
83

В одном многоквартирном доме жил герой, к которому приехал отец с деревни. А причина тому — серьезная болезнь сына. Может другого случая посетить Ленинград и не представилось бы отцу.

И такая интересная история приключилась с этим героем-сыном. Он был обычным официантом обычного ресторана. Подавал блюда, разносил заказы. Однажды вечером после смены он отправился домой в легком сюртуке, что крайне плохо отразилось на его здоровье. Приключился с ним аж целых семь дней насморк. И ладно, что насморк. Да этот герой надумал посетить дворцы в ближайшей округе. И надорвался, помогая супруге заходить в вагон поезда. В общем к вечеру температура его достигла отметки сорок с половиной градусов.
А нужно учесть, что за все время жизни в Ленинграде, да и вообще за все сорок лет своей жизни герой-сын особо об отце не вспоминал, да и не общался с ним. Да тут такое несчастье — хворь серьезная нашла, хоть погибай в самом расцвете лет. Никакие лекарства и даже примочки и холодные компрессы из нового холодильника, недавно купленного по заводской открытке не помогают.
Супруга героя-сына тоже особо не почитала отца своего супруга. А решила сделать как велит обычай — отправить телеграмму папе, дескать, ваш сын серьезно болен.
К счастью, тревога о здоровье сына не подтвердилась. В скором времени он быстро пошел на поправку. Уж и забыли все, что позвали его папеньку в город, а он и приехал внезапно.
Вот тут и закончился покой в нашей коммунальной квартире.
Снаружи это был пожилой старичок, лет семидесяти двух, с бородой, очень просто по-крестьянски одет, в лаптях, с палкой и узелком на плечах. В том узелке он носил сапоги. И любил повторять, что богатому важно морду беречь, а бедному — одежду.
Сын с супругой думали, что приедет очень скромный тихий старичок. А вышло по-другому. Был это скандальный грубый задиристый брехун. Да еще и взгляды политические его были очень устаревшими.
Как только он вошел во двор дома тут же поскандалил с дворником. Мальцу, пришедшему в гости к дяде своему, отодрал уши ни за что, ни про что.
Познакомившись с управляющим дома, батенька тут же справился о возможности ему остаться жить в Ленинграде. Да и разговор на политические темы крайне удивил управляющего, да так, что он хотел в милицию обратиться по месту жительства батеньки.
Скорее всего старичок сам по себе был хорошим человеком, да с первой минуты его приезда в дом начались скандалы, хамство, хулиганство. Потому каждый жилец дома принял тактику по отношению к гостю подтрунивания и высмеивания либо с охотой говорить всякую чушь ему. Даже дворник частенько говорил ему во след: «Эй, молодой человек, а с какого колхоза ты будешь?»
Его сынок, официант Гаврилов, частенько подтрунивал над батюшкой: «Вы, папенька, нынче на улицу не ходите, а то ловят старых да рыжих».
И хоть издевались да подшучивали над стариком Гавриловым, а он был человеком не глупым, да и опыта житейского у него побольше было. все эти поддевки и насмешки только разжигали в нем задиристость и хамство.
На седьмой день своего пребывания в Ленинграде старик Гаврилов в трактире сильно напился да и начал буянить. Вскоре его выдворили из заведения и побрел он по улицам города, вспоминая дорогу домой. Шел он шел и понял, что заплутал. Удивительно, что тут заблудиться то можно. Начал трезветь и по сторонам смотреть, пытаясь хоть что-то вспомнить из окрестностей. У прохожего человека стал спрашивать о дороге, но тот не знал такого адреса и рекомендовал обратиться в милицию или к постовому на дороге. Старик Гаврилов опешил, боялся он отчего-то представителей закона.

Прошел еще три квартала и, поняв, что окончательно сбился с дороги и все вокруг не знакомо ему, решил обратиться к постовому. К этому времени отец совсем протрезвел.
Увидев неподалеку постового, он робко стал приближаться к нему. Отец Гаврилов боялся, что блюститель порядка сейчас начнет свистеть в свой свисток и ругать его, Гаврилова, на чем свет стоит. А может и участок заберет, что вообще очень страшно. Вместо ожидаемого, молодой человек в белых перчатках отдал честь подходящему старичку, как и велят того правила. А Гаврилов-старший аж замер и в лице изменился от такого обхождения. Стал он робко спрашивать нужный ему адрес. И каково его было удивление, что постовой благожелательно ответил ему и указал направление дороги. А после снова отдал честь, дав под козырек.
Дальше старичок потопал крайне обескураженный и задумчивый. Через время снова ему повстречался постовой, который так же, как и первый отдал ему честь в качестве приветствия. И также спокойно указал на нужное направление дороги.
Вот и дивно, есть ли взаимосвязь между уважительным и добрым обращением с личностью и отражением сего на характере этой же личности, да только Гаврилов-старший сильно поменялся в поведении по возвращению домой к сыну. Даже дворника по старому обычаю он не тронул словом, наоборот — отдал честь, вытянувшись по струнке.
В другой день несколько жильцов нашего дома видели старичка мирно и уважительно общающегося с милиционерами на улице.
Много мыслей и догадок озвучивали соседи сына Гаврилова о перемене в характере и поведении его отца. Один интеллигент, болеющий сахарной болезнью, изрек, что именно уважение, похвала и благожелательное внимание к личности способно до неузнаваемости изменить характер этой же личности. Правда, это мнение больше никто из жильцов дома не поддержал. Больше было догадок о том, что старик просто перебрал где-то и его крепко проучил кто-то.
Через три дня Гаврилов-старший вдруг объявил сыну, что неотложные и важные дела требуют его скорейшего возвращения в деревню.
Некоторые жители из нашей коммунальной квартиры, стыдясь своего неучтивого поведения по отношению к старику, вызвались его проводить на вокзале.
Когда поезд тронулся папаша, стоя на подножке вагона, вытянулся во весь рост и отдал честь всей компании. Что вызвало всеобщий смех. Это был добрый смех.
И вдруг все поняли, что такая добрая перемена в характере человека, подарит ему только хорошее и светлое в дальнейшем общении с односельчанами.