Из-за чего жители уральской глубинки могут остаться без лекарств

0
9

Из-за чего жители уральской глубинки могут остаться без лекарств

Сразу семь муниципальных аптек недавно закрылись в Белоярском районе Свердловской области. Именно через эту сеть снабжались бесплатными лекарствами жители отдаленных сел. Более тысячи сердечников, диабетиков, онкобольных из глубинки оказались в отчаянном положении. Люди вышли на стихийную сходку перед закрытой дверью центральной районной аптеки с требованием возобновить ее работу. Чтобы не нагнетать обстановку, буквально на следующий день учреждение заработало, но лишь в определенные часы и только на выдачу льготных лекарств. Даже валидол без спецрецепта в этой аптеке уже не купишь.

Из-за чего жители уральской глубинки могут остаться без лекарств

Полки опустели

За последние полгода информация о развале муниципальной аптечной сети поступает не впервые. Как ни парадоксально, в период пандемии, когда люди готовы скупать препараты пачками, впрок, на сельских территориях аптеки с трудом выживают. Многие оказались с пустыми полками и, следовательно, с нулевой выручкой. Местные власти судорожно ищут новые механизмы обеспечения жителей глубинки лекарствами, прекрасно понимая, что для них индекс доступности валидола важнее курса доллара.

В центральную районную аптеку № 127, расположенную близ главной больницы Белоярского, мы приехали вскоре после скандала. Большое даже по екатеринбургским меркам здание до гулкости пусто. Первая мысль: сколько же денег нужно на содержание этого объекта? На стеклянных витринах — ни одного бутылька или коробки с пилюлями. В самом дальнем углу открыто единственное окошечко фармацевта. На стекле предупредительная надпись: "Отпускаются только препараты по льготным рецептам".

— В день до 70 человек приходят за бесплатными лекарствами. За месяц обслуживаем тысячи рецептов. Чаще всего люди приезжают с пачками рецептов для жителей целого села. Без таких добровольцев сейчас никак. Конечно, льготное обслуживание в кассу денег не приносит. Но представляете, сколько проблем было бы у больных, вынужденных искать эти препараты в Екатеринбурге? — описывает ситуацию фармацевт Юлия.

Уже в 2019 году коммерческий сегмент занимал на фармрынке 65 процентов, в том числе в сфере поставок лекарств для государственных больниц и льготников

Белоярский район хотя и граничит с Екатеринбургом, от райцентра на машине — полчаса, но за таблетками в мегаполис не наездишься. А уж инвалиду мотаться за пилюлями и вовсе нереально. Поэтому когда летом прошлого года начали пустеть полки во всех муниципальных аптеках района, жители забили в колокола. Обращения писали по всем адресам, от губернатора до прокурора, но ситуацию это все равно не спасло. Местная дума в экстренном порядке выделила 3,5 миллиона рублей на ликвидацию задолженности по зарплате фармацевтов и закупку препаратов. Деньги на счет пришли и… растворились.

— Прокуратура выясняет, куда они исчезли. По некоторым данным, большая часть средств ушла компаниям, уже поставившим лекарства, но не получившим оплату. Тогда, по логике, в аптеках должен быть товар, но препаратов нет, — рассказал корреспонденту "РГ" председатель районной думы Андрей Воробьев.

По одной из версий, сгубили муниципальную сеть неэффективные действия руководителя аптечного МУП.

— Выявлены многочисленные нарушения. По результатам проверки возбуждено административное производство в отношении как юридического, так и должностного лица, — пояснил белоярский межрайонный прокурор Генрих Гулиев.

Ближний круг

Версия о роли личности в развале муниципальной аптечной сети в Белоярском пока считается приоритетной. Тем не менее эксперты в целом пессимистично оценивают перспективы муниципальных и государственных структур на фармрынке. По данным аналитиков, уже в 2019 году коммерческий сегмент занимал на нем 65 процентов, в том числе в сфере поставок лекарств для государственных больниц и льготников. Все потому, что для оптового приобретения препаратов нужны крупные оборотные средства. А выигрывать конкурсы на госзакупки с помощью демпинга не в состоянии не только муниципальные, но и более устойчивые государственные аптечные компании. Вот они и уходят потихоньку с рынка.

А деньги в фармсфере вращаются немалые. Только по федеральным программам для граждан льготных категорий Свердловской области в 2020-м было выделено более 32 миллионов рублей. В мае прошлого года региональный минздрав объявил конкурс на хранение и распространение льготных лекарств по региональным программам. Стартовая цена контракта составляла 213,7 миллиона рублей в расчете на два с лишним миллиона льготных рецептов. В 2019 году объем аналогичной закупки был меньше — 197,9 миллиона рублей. В обоих случаях победили частники.

И беда не в том, что жизненно важное направление переходит в руки коммерческих структур, которые сложнее контролировать и нагружать соцобязательствами. Выстроить отношения с бизнесом местные власти в состоянии, главная проблема — предприниматели не хотят идти туда, где предсказуемо мизерный доход и высока доля социальной составляющей.

— У нас осталась только одна муниципальная аптека при центральной райбольнице. Со всех деревень приезжают сюда за лекарствами. Сколько мы ни упрашивали руководителей частных фирм открывать аптечные точки хотя бы в крупных населенных пунктах, никто не согласился, — рассказала "РГ" пресс-секретарь Режевской ЦРБ Анастасия Соболева.

В Артемовском летом 2020-го руководитель муниципальной аптечной сети обратилась за поддержкой к местным властям и журналистам, утверждая, что предприятие на грани банкротства. Конкурентов интересуют точки исключительно на территории райцентра, остальные поселения могут остаться без аптек.

Пошли пятнами

По данным Свердловского управления Росздравнадзора, в программе обеспечения населения льготными лекарствами в регионе задействовано 185 аптек. Больше всего из них (73) муниципальных, 37 входят в областную госструктуру "Фармация", остальные коммерческие, причем преобладают ООО (зачастую казенные предприятия обанкротились и были преобразованы в частные с долей участия муниципальной власти), но встречаются и индивидуальные предприниматели.

По действующему законодательству в обеспечении населения льготными лекарствами могут участвовать фармпредприятия любой формы собственности, главное, чтобы у компании была лицензия на оказание услуги "оптовая торговля лекарственными средствами для медицинского применения". Каких-либо условий в плане географического охвата не предполагается. В итоге картина по всей стране одинакова: близ крупных муниципалитетов густо, дальше — пусто.

Свердловская область еще далеко не худшая: она, единственная в УрФО, даже входит в пятерку лидеров в стране по обеспечению аптечными учреждениями — здесь 1943 пункта на 100 тысяч человек населения. Однако для сравнения: в Подмосковье этот показатель — 4253.

На нашествие частников в отдаленных районах не рассчитывают, поэтому в глубинке обеспечение лекарствами стали организовывать волонтеры. Во главе обычно либо фельдшер местного ФАП, либо сельский староста.

— Аптеку у нас недавно закрыли и уже предупредили, что новую открывать на собираются, — рассказал "РГ" начальник Камышевской сельской управы Валерий Крюков. И тут же бодро обрисовал перспективы: — Будем работать как коробейники. Особой сложности в том, чтобы собрать у людей рецепты, нет. Все равно мотаюсь в район, там в аптеке получаю бесплатные лекарства по списку, а платные — за деньги. Возвращаюсь в село с полной коробкой и раздаю препараты жителям, даже сам завожу на дом тем, кому ходить сложно.

Тенденцию сокращения доступности услуг аптек отметила в своем ежегодном докладе и уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Она предложила минздраву взять на себя руководство "коробейниками".

— Для обеспечения льготными лекарствами жителей территорий области, где нет аптечных пунктов, нужна централизованная система выездного обеспечения льготными препаратами, — отметила омбудсмен.

Справка РГ

В Свердловской области 11 процентов жителей имеют право на льготные лекарства. Из них 75 процентов обеспечиваются препаратами за счет регионального бюджета, 25 — федерального.